Саратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-ринг
Саратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-ринг


Поиск по сайту:

Совет клуба:

Алексей Богомолов
Борис Гуревич
Михаил Иванов
Екатерина Свешникова

Пишите нам:
sovetzo@googlegroups.com





Рейтинг@Mail.ru

GISMETEO.RU: погода в г. Саратов подробнее ...
Саратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-рингСаратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-рингСаратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-ринг
Саратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-ринг

Сказ о том, как больной не только на голову знаток ездил Москву покорять

Сказ о том, как больной не только на голову знаток ездил Москву покорять.

Предупреждение. Все нижеизложенное является личным бредом автора, вызванным высокой температурой и осложнениями на мозг.

Глава 1, в которой рассказывается, как больной не только на голову знаток собирался в поход, ехал в поезде, лез на гору и наконец, после долгих и удивительных приключений, добрался до дворца пионеров.

После долгого перерыва команда "Джокер" вновь поехала на чемпионат России в Москву. Для меня же это был не только первый ЧР, но и первый выезд в Москву в качестве знатока. Я, конечно, надеялся на приличное выступление, ободренный прошлогодним успехом чайников. Кроме того, я надеялся попутно существенно пополнить свои библиотеку и фонотеку.
В то же время, с самого начала неодолимые препятствия встали на моем пути к чемпионскому титулу.
Во-первых, этот вояж в первопрестольную оказался моей... (угадайте какой?)... правильно, шестой поездкой на фестивали. Впрочем, место в вагоне для разнообразия было тринадцатым.
Во-вторых, накануне поездки выяснилось, что вся моя более-менее приличная одежда в стирке. Поэтому пришлось достать из нафталина костюм, который я не надевал с выпускного вечера в школе. Выгнав моль из карманов, я приступил к примерке и к своему ужасу понял, что костюм мне сильно мал. Порвав брюки и кое-как втиснувшись в пиджак, я в таком виде и пошел на вокзал.
В-третьих, за десять часов до отправки поезда гнусная инфекция под названием грипп проявила себя с самой худшей из своих сторон, а именно: температура была 37,5 и продолжала расти. И все бы ничего: как мы знаем из незабвенного тура "Веги", с такой температурой не то, что на ЧР, на Олимпиаде побеждали. Но мои родственники решили, что меня конечно же до Москвы в таком виде ни один уважающий себя поезд не довезет, а вместо этого я окажусь в палате №6 для смертельнобыльных на полустанке Волобуевка. Убедить их в обратном стоило немалых усилий, причем решающим аргументом стало наличие в моей команде аж четырех (!) медиков. Предполагалось, что в случае обострения болезни Тоша поставит мне точный диагноз, Люда назначит курс лечения, Граф проведет вскрытие и установит подлинную причину смерти, а Миша все это подробно законспектирует и сдаст в летнюю сессию. Мои останки должны были достаться биотеховским некромантам для опытов.
Нагрузившись пивом и антибиотиками, я поехал на вокзал, уже до самого отказа забитый отъезжающими и провожающими знатоками (целых три команды на ЧР - рекорд Саратова). Погрузка в поезд и отправка прошли без особых приключений. Запомнилась только забавная табличка "Штаб ДНД" на одном из вагонов - явный признак того, что в дороге будет весело. В поезде знатоки предались своим обычным забавам: ЧГК, брейн, контакт, литрбол. Чтобы привнести что-то новое, я пил лекарства и мерил температуру каждые полчаса. Оная температура не выдержала таких издевательств и к полуночи наконец упала. Перед сном Майк предался сладким мечтам и выразил надежду, что завтра мы займем места с 13 по 15. Мы с Мишей, взглянув на таблички над нашими полками, заметитли, что желаемые места мы заняли уже сегодня. Сей факт меня немало позабавил.
Ночь прошла плохо: из окна дул ледяной ветер силой в 6-7 баллов или около того. Так что наутро я был не только опять больной, но еще и не выспавшийся.
Узнав от проходящего мимо гопа, что мы музыканты, и позавтракав на скорую руку чем Бог послал (а Бог, к возмущению поганых язычников, послал в то утро как раз круассаны), мы выгрузились на Павелецком вокзале.
Там меня встретил двоюродный брат с 18 дисками и бутылкой Мартини. Все это было обменено на шоколадку и триста рублей (вся сцена сильно смахивала на первую встречу Кортеса с Монтесумой - золотые ожерелья в обмен на стеклянные бусы). После обмена верительными грамотами, брат сообщил, что только что звонила моя мама и настоятельно рекомендовала мне посетить выставку Шагала в Третьяковке. Святая простота! Хотел бы я, чтобы на фестивалях хватало времени на что-то, кроме ЧГК и сна.
С вокзала мы поехали в гостиницу "Молодежная", по дороге в которую я зашел в аптеку и купил страшную штуку под названием ремантадин. Гостиница оказалась очень даже ничего, но со следами проклятого советского прошлого. Потеряв примерно полчаса впустую из-за саботажа отдельных несознательных личностей, мы вприпрыжку понеслись к метро и за 20 минут до начала игрищ оказались у подножия Воробьевых гор. Эти самые горы оказались, вопреки ожиданиям, довольно высокими и к тому же крутыми и скользкими. С упрямством, достойным лучшего применения, мы вскарабкались наверх и вбежали во дворец пионеров за минуту до назначенного срока. Там, однако, еще и конь не валялся. Зато уже были Граф с Людой и Антон Снятковский, в этом сезоне косящий под рэпера.
Сдав вещи в гардероб и найдя свой столик, мы всей командой проследовали к группе суровых девушек, которые проверили наши паспорта, сняли отпечатки пальцев, просканировали сетчатку глаза и попросили дыхнуть в трубочку, после чего поставили на всех нас большой и жирный штрих-код и усомнились в подлинности Антона Лысенко. Впрочем, по предъявлении оного они успокоились и ограничились строгим выговором. К несчачстью, на этом наши взаимоотношения с местными бюрократами вовсе не закончились.

Глава 2, в которой рассказывается, как больной не только на голову знаток подвергся несправедливой дисквалификации, вел свояк и завоевывал Грецию, а также дается описание первого дня ЧР и говорится о вреде апелляций и украинских вопросов.

И вот, разобравшись наконец со всеми формальностями, мы вошли в зал (просторный и светлый, типа как в ПВЦ) и огляделись. Там были все: Друзь был в своем репертуаре, Поташев - с женой, Коробейников - в команде Богословского, "Дилемма" - без Французова, но зато с Быстровым, утром перепившим того самого гопа, который принял нас за музыкантов. Короче, налицо были все сильнейшие (каждый - в своей области) знатоки России. Был там и автор собрания избранных апелляций в 10 томах, бесподобный командор Анатолий Белкин. (Вопрос в тему: болеет ли Анатбел за немецкую биатлонистку Катрин Апель? Почему-то кажется, что да.) Была там и "Игромания", которую я поначалу принял за отряд боевых гномов.
Пока Майк объяснял собравшимся, какой-такой свояк из Саратова ожидает их вечером, я решил пойти... сделать пару-тройку ремиксов. Поплутав по лабиринтам дворца пионеров, я наконец нашел искомую студию звукозаписи, сделал свое черное дело и вернулся в зал аккурат к словам Белкина: "Внимание, первый вопрос!". Преодолев с наглым видом первый заслон неприятеля из нескольких ласточек, я наткнулся на господина Теймуразова, наотрез отказавшегося пускать меня к моей команде. Безуспешно попытавшись воззвать к его здравому смыслу, я решил не усугублять ситуацию и отправился на балкон отбывать дисквалификацию. Насколько мне известно, я стал первым саратовским знатоком, дисквалифицированным на ЧР. Короче, влип в историю. Теймуразов же теперь встал в очередь вслед за Поникаровым...
На балконе были знакомые все лица: Долотов, Мансурова и проч. После второго вопроса я помахал Графу, который в ответ стал показывать мне жестами, чтобы я кончал валять дурака и прыгал в зал. Но, к сожалению, мне жизнь была дорога, как память :(
В промежутке между четвертым и пятым вопросами откуда-то вынырнула местная уборщица и поинтересовалось, что это там внизу происходит. Услышав в ответ, что это ЧР по ЧГК, работница ведра и швабры печально посмотрела в зал и, оценив масштабы бедствия, ушла по своим делам. Наверное, все уборщицы видят в знатоках только грязные подошвы...
Я тем временем занимался сравнительным анализом поведения сидевших рядом "Джокера" и "Троярда", отчаянно надеясь, что не возьму ни одного вопроса. Однако же взял два, причем как раз те, которые "Джокер" не взял :( Короче, сплошные огорчения...
Теперь о вопросах. Главным негативным последствием участия в ЧР всех сильнейших знатоков России стал пакет, составленный из вопросов украинских и израильских авторов. В общем и целом пакет был неплохим, и даже, несмотря на большую сложность, играбельным. Но практически в каждом из шести туров был свой, мягко говоря, антишедевр, а то и два. Причем зачастую антишедевральность вопроса была вызвана, на мой взгляд, именно проживанием автора за пределами России. Первый день принес нам "розовую кофточку" (неудачную попытку написать вопрос по российским реалиям) и "Басьо" (очередной украинский маразм), а так же пару вопросов по Коэльо (куда же без него, родимого).
Вырвавшись после первого тура на свободу, я продолжил брать вопросы, но уже за столом. Со злости мы взяли во втором туре 10, но потом снизили обороты и в третьем туре дали лишь 5 правильных ответов (в первом туре было всего три). В числе взятых нами во втором туре вопросов был вопрос про макулатуру, который забывший свои корни Коробейников решил снять за ошибку при чтении и тем самым подняться-таки на шестое место. Ошибка при чтении конечно была, но почему-то ни нам, ни "Биотеху" она совершенно не помешала. Дело в том, что пропуск Белкиным слова "тонн" делал всю фразу настолько корявой, что понять суть ошибки и восстановить опущенный член предложения не составляло никакого труда. Я, например, сделал это настолько автоматически, что до сих пор не уверен, слышал я это слово в действительности или нет. Но аппеляцию по счастью отклонили, что в итоге спасло Коробейникова от шестого места и вечного позора.
В общем, к концу третьего тура мы болтались в районе 30 места с 18 правильными ответами. У дилеммингов (Copyright: A. Korobeinikov) дела обстояли несколько получше, а вот "Биотех", к сожалению, в первый день выступил крайне неудачно. Не помогли ему ни Маша Лазарева, ни новая форма, на которой был изображен заковыристый кельтский рисунок, обозначавший, по словам Славы, соединение божественного и человеческого начал. На мой взгляд, рисунок был выбран удачно и отражал название команды: "Био" - творение Бога, "тех" - творение человека. В отличие от нас, сирых и убогих, "Дилемма" также щеголяла в новой форме: Катя правда жаловалась на необъятные размеры своей жилетки и почему-то ругала в связи с этим Серегу Шалаева.
Когда страсти по ЧГК утихли, начался свояк, бессмысленный и беспощадный. Свояк этот был написан исключительно саратовцами, которые и должны были его вести. Однако некоторые несознательные земляки автора этих строк вместо того, чтобы помочь в проведении сего мероприятия, пошли в кино. В итоге расхлебывать кашу остались пять (самому странно, что не шесть) добрых молодцев, а именно: Женя, Саша, Антон Лысенко, Майк и ваш покорный, так и не попавший в тот день в Третьяковку.
Свояк игрался в трех группах, на ладушках и без фальстартов. Привыкшие к плодам технического прогресса москвичи и питерцы никак не могли вникнуть в суть столь сложной "поволжской" системы, а Друзь и вовсе заявил, что это не своя игра, а (вырезано цензурой), присовокупив к сему утверждению пространную рекламу своей новой продукции.
Бои в той группе, которую вели Майк и я, прошли под знаком полного превосходства игроков команды "Неспроста", конкуренцию которым составили Либер, Иткин и Борок, бывший в тот день явно не в своей лучшей форме и прошедший в третьфинал с очень большим скрипом. Локальной сенсацией стал некто Айдаров, попавший в первом раунде на Лурье. Лурье, выиграв бой в одну калитку, ушел домой, и победитель тройки определялся жеребьевкой, т. к. второе место было разделено, а играть перестрелку было поздно и лень. Была найдена монетка в один российский рубль и Айдаров поставил на орла, а его конкурент - на решку. Вышедший победителем Айдаров после этого получил кодовую кличку "орел" и, окрыленный успехом, уверенно обыграл сильно игравшего Сахарова, став самым неожиданным участником третьфиналов.
Из двух других групп (одну из которых в одиночку вел и обсчитывал геройский Антон Лысенко) вышли, помимо прочих, Анатбел, Федоров, Петрусевич и Гноевых, ставший главной сенсацией турнира.
В отсутствие Кати Свешниковой жеребили мы с Сашей, результатом чего стал чисто поволжский третьфинал, в котором Петрусевич потребовал себе самую плохую кнопку, а Гноевых неожиданно выиграл, победив в очной борьбе живого Борока. Во втором третьфинале сюрпризы продолжились: Федоров вынес командора. Из всех фаворитов только Либер уверенно выиграл свой третьфинал. Он в конце концов и стал чемпионом, привезя в скучном и долгом финале вагон и маленькую тележку отрыва своим конкурентам. Нижегородец Гноевых, запомнившийся хорошим знанием истории и необычной манерой нажатия на кнопку, в итоге стал третьим: жаль, что он не Бородавкин или Боткин и чемпионом Поволжья ему, судя по всему, не стать.
Собрав систему, три доблестных джокера покинули дворец пионеров самыми последними и пошли жрать... я хотел сказать: кушать пиццу с тунцом в пиццерии у метро. После пиццерии меня пробили жар и озноб, и следующие два часа я помню фрагментарно. Добравшись до отеля, я принял ремантадин, цитовир, фервекс и апельсиновый сок, после чего пришел в себя и сел играть с Майком и Антоном в "Цивилизацию".
Эта самая "Цивилизация", вопреки моим ожиданиям, имела довольно мало общего с "Цивилизацией" Сида Мейера и наповерку оказалась поделкой некоего француза, назвавшего свое детище Mare Nostrum. Впрочем, в руках настоящих знатоков любая игра, включая бирюльки, превращается в шоу. Полуторочасовая игра завершилась победой игравшего за Египет Антона, который, в отличие от нас с Майком, перед игрой предусмотрительно прочитал правила. Проигравшие стороны решили со злости замочить друг друга, в результате чего Рим (я) попер войной на Грецию (Майк). Судьба войны решилась в трех морских сражениях, каждое из которых обернулось для Рима небольшой Цусимой. После этого мы заключили мир, пожали друг другу руки и завалились спать.
В общем, как писала Катя Андрющенко в одном из своих вопросов: "Спокойной ночи. Занавес. Антракт".

Глава 3, в которой больной не только на голову знаток узнает, кто такой Волобуев и что в Архангельске тоже играют в ЧГК, а магистр пьет ситро и становится шестым.

Следующий день, как ни банально это звучит, начался с завтрака. За завтраком команда "Джокер" съела: пельменей 27 штук... Но не будем вдаваться в частности.
Позавтракав (на сей раз - не круассанами), мы пошли в номер играть в "Цивилизацию", подключив к этому мероприятию игроков "Биотеха". Проходившая под недовольное бормотание Славы игра не была доведена до логического завершения из-за нехватки времени, и имя победителя истории не известно.
Собрав пожитки и выписавшись из номера, мы опять же вприпрыжку побежали к метро. Путь к дворцу пионеров занял больше времени, чем накануне, и завершился еще одним героическим восхождением на Воробьевы горы. Как говорится, "умный в гору не пойдет, умный гору обойдет"! К несчастью, итоги ЧР подтвердили справедливость этой фразы на все 100 процентов. Впрочем, до дворца мы добрались не только вовремя, но и с запасом.
На месте выяснилось, что значительное число участников ЧР не успевает добраться к месту проведения турнира вовремя "из-за небывалых пробок в метро". В связи с этим "добрый" оргкомитет решил отложить начало игры на час. В свете случившейся накануне дисквалификации из-за опоздания на полминуты, подобное решение не вызвало у меня никакой другой реакции, кроме мата "про себя". Вот они - двойные стандарты в действии!
"Джокер" занял свое место, обложившись по периметру сумками, газировкой и лекарствами, и был готов к любым испытаниям. Привлеченный шипением открываемого ситро и плеском жидкости в пластиковом стаканчике, магистр Александр Абрамович Друзь попросил у нас попить и употребил вовнутрь изрядное количество "Буратино", заявив, что родная химия ему в сто крат милее западной. Утолив свою жажду, магистр стал обсуждать вопросы настолько громко, что после одного из взятых нами вопросов мы устыдились чуткости собственных ушей и даже подумывали пойти хлопнуться с "Троярдом". Последние три тура ЧГК принесли нам очередные "шедевры" про Волобуева и отца Федора с Козлевичем. Если последний вопрос - это просто страшная коломна, издевательство и проявление неуважения к собравшимся, то опус про Волобуева - это повод для возбуждения судебного иска, вызова на дуэль и изгнания автора вопроса из знаточьих рядов с позором. В конце концов, в зале было несколько десятков женщин! Странно, как Владимир Белкин пропустил эту гадость в пакет.
Впрочем, далеко не все было так плохо: где-то около этого времени случился очень хороший вопрос про богов, "оставивших понт" - единственный вопрос пакета, вызвавший аплодисменты в зале.
В перерывах между турами случилось несколько весьма примечательных событий, а именно: вручение Либеру, Федорову и Гноевых аккуратно подписанных Людой почетных грамот за вчерашний свояк, награждение призеров прошлогоднего "овоща" медалями и кубками, а также оглашение избранных отрывков из положения о ЧР-2006 (по этому положению, на ЧР-2006 попадают чемпионы тех городов, которые вошли по итогам ЧР-2005 в дюжину лучших).
Но все это было полной ерундой по сравнению с сообщенной Д. Е. Соловьевым новостью, которая повергла саратовцев в настоящий шок и стала одной из основных тем для обсуждения на месяц вперед. Чемпионат России среди студентов, на который собирались ехать за медалями "Сирвента" и "Пошлый Мадригал", как оказалось, должен пройти не где-нибудь, а в Архангельске. Лично я ничего против этого города не имею, но проводить там ЧР - это жестко! Для саратовского студента поездка в Архангельск - это неделя накануне сессии и 4000 рублей, которых нет. Лучше уж в Майкоп! В Казань - еще лучше, но там, похоже, с жиру бесятся и на такую мелочь, как ЧР, не размениваются - им чемпионат мира подавай!
Удрученные таким сообщением, мы сели играть дальше и доигрались вот до чего: "Дилемма" - 37 очков и место в середине третьей десятки, "Джокер" - 36 очков и 29-32 место (как тут не вспомнить вопросы, взятые мною на балконе и не побиться головой об стенку!), сильно прибавивший во второй день турнира "Биотех" - район 40 места. Саратов стал в итоге десятым городом чемпионата. Так что целых три саратовских команды на ЧР мы в следующем году не увидим. Жалко, хотя и справедливо.
По предварительным результатам, чемпионом стал "Голден телеком", но зачет довольно левой апелляции команды Губанова привел к тому, что судьба золотых медалей решилась в перестрелке. Вообще, работа всех и всяческих жюри на этом турнире - тема для отдельного разговора. Чего стоит одна только история с "Ксепами"! Но хватит о грустном.
По некоторым причинам судьба шестого места волновала саратовцев едва ли не больше, чем распределение медалей разного достоинства. К огромной радости всех жителей "столицы Поволжья", до зачета апелляции Губанова шестой была команда Богословского. Больше других этому радовался Коробейников: он прыгал, смеялся и лез ко мне обниматься. Но аппеляция всех нас обломила, сделав шестым "Троярд". Уже позднее Саша (разумеется, не Друзь, а Коробейников) ехидно заметил, что все дело в джокеровской газировке.
Сфотографировавшись на память, саратовские знатоки разделились: часть ушла гулять по Москве, а часть - осталась смотреть перестрелку и играть литературный свояк от Некрасова (разумеется, Славы, а не Николая Алексеевича). В этом свояке особо отличилась Маша Лазарева, к свояку, как и все саратовцы, неравнодушная, но, судя по всему, не достаточно часто в него играющая.
Перестрелка игралась на трех страшных гробешниках, лишний раз продемонстрировавших катастрофическую нехватку хороших вопросов. Тем не менее "Голден телеком" (которых я, повергнув Быстрова в шок, не смог признать в лицо и отличить от команды Губанова) каким-то чудом взял один вопрос и стал чемпионом России.
Попрощавшись с Антоном, мы с Майком пошли на Арбат: в книжный магазин и есть. Поскольку время было уже позднее, мы решили срезать путь и, подобно суворовским чудо-богатырям, съехали с Воробьевых гор на копчике. По словам Майка, такого фана он не получал уже давно :)
На Арбате (по пути на который мы увидели бомжа с модельной стрижкой) мы почувствовали сильный голод и решили идти прямо в "Макдональдс". Этот самый "Макдональдс" оказался на другом конце Арбата и путь до него занял примерно полчаса. По дороге мы с Майком обсуждали прошедший ЧР и думали, чем бы таким нам отметить наше "успешное" выступление на нем. В результате наши уставшие мозги родили следующее чудо-блюдо: взбитые сливки с черносливом.
Добравшись до "Макдональдса", мы решили воспользоваться последним днем юбилейных скидок и вместо сливок заказали гамбургеры, процесс поедания которых показал, что я примерно в три раза прожорливее Майка :) За окном "ресторана" тем временем стало совсем темно, и мы поспешили на вокзал. Там нас ждали все остальные саратовцы, уже частично загрузившиеся в вагоны.
По пути назад кто-то ел и пил, кто-то играл в игры разной степени интеллектуальности, а маньяки из "Дилеммы" весь вечер составляли рейтинг вопросов прошедшего ЧР. Перед тем, как расползтись "по матрешкам" (или, если хотите, "по нарам"), команда "Джокер" посмотрела на таблички над полками и увидела, что занимает места с 29 по 32. Это была судьба. Круг замкнулся. Поезд ехал в Саратов.

24-30 марта 2005 г.

Алексей Королёв

Саратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-ринг
Саратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-рингСаратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-рингСаратовский клуб "Знак ответа". ЧГК, спортивная своя игра, бескрылки, брейн-ринг
Copyright © 2005 Alex Gendalf. All Rights Reserved.